главная | карта сайта | обратная связь
Культурно-образовательный центр » Афиша » Фильмы
19 Марта

19:00
Абонемент "Жизнь в искусстве" Литература. »

, , , мин.

21:00
Удушье »
комедия
США, 2008, К.Грегг, 89 мин.

Афиша на другие дни »

05.03.2009
Выставка Н.Рериха

19.02.2009
Выставка семьи художника

28.01.2009
Выставка живописных работ учеников изостудии «Мастерская А. В. Загородных»

03.01.2009
Французский классицизм

24.11.2008
Выставка П. Утицких

Архив новостей »

14.11.2008
Английский клуб

21.05.2008
Кино и психология


Курс: Имидж делового человека


Курс: Дизайн ювелирных украшений


Курс: Основы антиквариата

Архив проектов »

Наш адрес:

г. Воронеж, ул. Володарского, д. 37а
+7 4732 530640

Прах времён

Год:  1994
Жанр:  драма
Продолжительность:  100
Режиссер:  Вонг Кар Вай
Страна:  Гонконг

Многие зрители считают Чункинский экспресс (1994) непревзойдённым фильмом легендарного азиатского режиссера Вона Кар Вая. Но немногим известно, что Чункинский экспресс снимался в промежутках между съёмками большого полотна, на который ушло два года – первого фильма студии Jet Tone, Прах времён.
В мае 2008 года Вон представил отреставрированную копию фильма на Каннском кинофестивале. Фильм пережил ещё одну премьеру - для многих он стал просто открытием. И хотя на Венецианском фестивале 1994 г. оператор Кристофер Дойл получил "Золотую Озеллу", Вон Кар Вай сетовал, что зрителям тяжело понять потайные коллизии восточной мифологии.

К началу века качественных проекций не осталось вовсе - они были бракованы, поцарапаны и повреждены. Кроме того, Прах времён ходил в разных версиях. Создатели фильма разыскивали негативы по всему свету – от Гонконгской лаборатории до прокатных фирм в Сан-Франциско. Фильм, который был выпущен меньше 15 лет назад, был практически потерян даже для автора. Возвращение к старой картине кажется не случайным зигзагом рыночной политики, а той парадоксальной уверенностью, что настоящее искусство нетленно. Память восторжествовала - шедевр обрел свое второе рождение.

Но, в нашей стране, скорее всего, фильм адресован избирательному кругу зрителей - апологетам кино Вона Кар Вая и тем, кто не чурается азиатской изобразительной эстетики. Для этой категории публики фильм грозит превратиться в личную историю отношений с абсолютными категориями. Азиаты научились оперировать чистыми понятиями лучше, чем кто бы то ни было - лаконичная и умиротворяющая мудрость китайских философов признана миром с давних времен. Вон Кар Вай, под стать своим предкам, подвигает к рассуждениям об отношениях со временем, которое забирает нашу жизнь день за днем, и о феномене памяти, которая ворует жемчужины из бездны времени. Эти жемчужины - всплески счастья и мгновения горечи - являются самым драгоценным прахом биографии, поскольку лучше всего свидетельствуют о пережитом и являются собственно доказательством жизни. Память консервирует время в своих архивах, а человек, обреченный фактом своего рождения на войну со временем, борется с памятью, которая болью или радостью вызывает скрежет сердца, внутреннее смятение, тревогу души.

Фильм начинается с того, в Западную пустыню в одинокую хижину Оуяна Фэна приезжает друг Хуан Яоши. Оуян Фэн является посредником, т.е. сводит людей, желающих уничтожить своих врагов, с лучшими воинами, которые могли бы это сделать. В этот приезд гость привозит с собою подарок от некоей женщины – вино, испив которое, человек теряет память. Хозяин пить отказывается, а гость выпивает...

Фильм содержит четыре эпизода, которые отражают события разного времени. Четыре куска, названные согласно временам года китайского календаря, включают в себя несколько мифических героев, и их слегка приоткрытые отношения друг с другом (а иногда и с собственным отражением). Стиль повествования, в котором кадры сняты и смонтированы так, что возникает ощущение постоянного смещения их друг относительно друга, располагает публику к соблазну символических толкований. Не исключено, что зрительская интерпретация событий будет отстоять невозможно далеко от фактов фильма. Вон Карвай создал фильм, который приближается к абсолюту. Это не пышная похвала, а констатация того места картины на небосводе искусства, к которому невозможно приблизиться без опоры на механизм интерпретаций. А интерпретация подразумевает использование инструмента логических связей, весьма плоского по определению. Чем сильнее рациональный ум вознамерится выстроить логику фильма, пытаясь приблизиться к истине, тем дальше он будет от цели.

Понять все хитросплетения неимоверно хочется, но сделать это с первого раза затруднительно. И в этом нет вины автора – он сделал больше, чем можно было ожидать от жанра. Прах времён - редкий образец поэтического кинописьма, который удовлетворяет своей красотой, недосказанностью и иллюзорностью больше, чем, если бы его разжевали и положили в рот зрителю, как это сделали спустя 6 лет авторы "Крадущегося тигра, спрятавшегося дракона" (пожалуй, первого фильма жанра уся, удостоившегося мировой славы). Громкий успех фильму Вона Кар Вая не грозит – но от исторической славы его картине никуда не деться, так как Прах времён представляет собою почти идеальную ленту, которая поднялась и вышла за пределы весьма специфического, и что уж говорить, узкого жанра об искусных средневековых воинах. Попытка авторов уподобить конструкцию фильма лабиринтам памяти напоминает гениальное произведение Алене Рене В прошлом году в Мариенбаде (1961).

Фильм оставляет то ощущение волшебного полёта, которое возникает у простого смертного, затянутого воронкой красоты в бездну большого искусства. Где-нибудь в итальянской опере ты тоже не улавливаешь всех деталей и осознаешь искусственность истории. Но набирающая высоту душа подсказывает, что всё это ни черта не важно. Ты далёк от средневековых реалий, аристократических нравов и в довершение всего не понимаешь слов, поскольку ни бельмеса по-итальянски, но неведомо откуда берущийся шквал чувств и эмоций гонит мурашки по спине и вышибает слезу. Гений безусловности превосходит опыт и логику.

Фантазийная структура априори подразумевает развитие сюжета в координатах неправдоподобности (тем более, это касается китайской фантазии, которая далека от нас на генетическом уровне). Но Вон Кар Вай настолько виртуозно творит атмосферу, что порождает ощущение реализма. Пожалуй, это и есть высшая похвала сказочному измерению. Обнаружение в фильме реальности, т.е. полнокровного бытия, означает, что умозрительная стилистика и вымышленная основа фабулы не мешают признать материю фильма сферой живого и первостепенного зрительского интереса. Любое метафорическое произведение способно оказаться реальным, если автором созданы условия, при которых зритель может увидеть в фильме свое отражение.

Художнику подчинены все стихии фильма: расходящиеся по воде круги, застывшие облака, марево пульсирующего воздуха, завывающие суховеи, пламя огня и искры угасающей свечи; он играет бликами и тенью, направляет по своему желанию лунный свет и лучи солнца. Динамика монтажа, шероховатость изображения, непредсказуемость ракурсов, свободное чередование эпизодов, "кислотная" колористика – всё это мы увидим позже у Вона Кар Вая и его многочисленных последователей. Бездумной эстетизацией и стремлением к дистиллированности кадра эпигоны выжмут стиль раннего Вона Кар Вая (честно сказать, не без участия самого мастера) как лимон, превратив его ажурную, дышащую воздухом ткань в сухую корку глянцевого кино.

Фильм "восстанавливает" ощущение воновского кинематографа 90-х, который вызывает аналогию с дремотой, вхождением в состояние сна. Экзистенциальный уся Вона Кар Вая читается не на уровне сознания, а где-то в стороне от него, вытягивая зрителя в параллельные миры. Подобно одному из героев фильма, слепому воину, зритель тоже должен включить внутреннее зрение, чтобы воспринять сверхестественную реальность на уровне чувств. Художник сдувает с национального мифологического жанра пыль времени и возвращает ему сияние вечности. То же самое проделывает его заокеанский побратим Джим Джармуш, который, как и Вон Кар Вай, единственный раз обратится к жанру героической мифологии, и в этом же году разрядится шедевральной переоценкой мифа в экзистенциальном вестерне Мертвец (1994).  Владислав Шувалов


Возврат к списку